РуНовости

Главный тренер "Анжи": Дагестан останется без футбола

ТАСС

Новости политики / ТАСС 2978 Просмотров

"Анжи" досрочно покинул премьер-лигу по итогам сезона-2018/19. На протяжении всего года клуб испытывал проблемы с финансированием. В начале сезона его руководство обращалось к правительству Дагестана с просьбой о помощи, но поддержки не получило. Главный тренер махачкалинского клуба Магомед Адиев в интервью ТАСС рассказал о том, с какими трудностями приходилось сталкиваться команде по ходу сезона и что может ожидать ее в будущем.

 Подводя итоги сезона, насколько морально тяжело было работать в таких условиях?

— Во-первых, это был мой первый опыт в премьер-лиге, поэтому само присутствие в клубе такого уровня давало мне положительные эмоции, плюс работа с футболистами была позитивной. То, что происходило внутри клуба, непростая финансовая ситуация — все это чувствовалось, было тяжело. Но я не скажу, что все было плохо, потому что было много положительных сторон: игра, тренировочный процесс. Помимо спортивной составляющей мне проходилось проводить много другой работы в плане психологии, поэтому я как-то балансировал на протяжении всего сезона.

 Несмотря на все проблемы, вам удавалось получать удовольствие от работы?

— Конечно, для любого тренера большая честь работать в премьер-лиге. Мы все с самого начала тренерской карьеры хотим рано или поздно быть среди лучших, среди достойных футболистов и тренеров. Мне выпал шанс, но есть много тренеров, возможно, сильнее и умнее меня, которые не дожидаются своего шанса попасть в премьер-лигу, а мне, к счастью, довелось здесь работать. Поэтому при всех этих негативных моментах я получал очень много удовольствия и положительных эмоций.

 Чему вы научились за этот год как тренер?

— Находясь в этой ситуации, я понял, что помимо тренировочного процесса, выстраивания плана и тактики на игру, есть важнее такая вещь, как управление коллективом. Необходимо, чтобы коллектив тебя слышал, был с тобой на одной волне, чтобы он был управляемым. В плане психологии и менталитета главный тренер должен проделывать большую работу. Это главная вещь, которую я для себя понял.

 Какую оценку можете дать футболистам по итогам сезона?

— С одной стороны, глядя на результат и на то, что мы вылетели, можно поставить и себе, и футболистам неудовлетворительно. Но можно посмотреть с другой стороны на то, в каких условиях клуб находился, как мы готовились. Мы, по большому счету, ко второй части чемпионата не смогли толком подготовиться, находились в Кисловодске, а не где-то за рубежом в более комфортных условиях. Мы даже не могли сыграть ни одного спарринга с командой уровня премьер-лиги, играли с соперниками уровня второго дивизиона. У нас толком не было экипировки, чтобы тренироваться.

Очень много проблем, я уже не говорю о финансовой стороне — зарплате и премировании футболистов. Поэтому, если смотреть с этой стороны, то нормально все, в принципе. Возможно, в любом другом клубе футболисты давно бросили бы играть, а мы до последнего пытались бороться за стыковые матчи, поэтому тяжело дать однозначную оценку.

 Вы упомянули про психологическую работу с футболистами: в чем именно она заключалась с вашей стороны, что вы говорили игрокам и в чем были основные сложности?

— Это разговоры, убеждения: как коллективные беседы, так и индивидуальные, — они очень большую часть времени занимали помимо тренировочной работы. Это отбирало много энергии. Кроме спортивной составляющей было много факторов, которые нужно было поддерживать. В клубе есть персонал, их тоже нужно убедить, чтобы они работали на полную катушку, нужно футболистов убедить, что они должны оставаться профессионалами. Они-то, может, готовы оставаться, но, когда за спиной семья, дети, родители — это сложно для футболиста, держать игровой ритм в течение всего года. Даже железо устает, а уж человек тем более устанет за такое время. Это все приходилось учитывать.

 Когда последний раз футболистам выдавалась зарплата?

— Где-то две недели назад были поступления. По-моему, за эти полгода три раза были выплаты от Российской премьер-лиги за телевизионные права, но это небольшие деньги, которые перечисляли футболистам и тренерскому штабу.

 Какой это процент от реальной зарплаты?

— Зарплаты у каждого разные, здесь тяжело сказать. Но, насколько я понимаю, это примерно 40% от зарплаты.

 В течение весенней части чемпионата рассчитывали на чудо, что появится спонсор и решит все проблемы?

— Я не рассчитывал, что все проблемы могут решиться, но я рассчитывал, что власти Дагестана отреагируют на проблемы в клубе с такой серьезной традицией для республики, ведь "Анжи" — один из знаков качества Дагестана. Я рассчитывал, что власти просто так не дадут клубу погибнуть, что какие-то проблемы смогут решиться, будет поддерживаться жизнедеятельность команды. Но, к сожалению, на сегодняшний день пока никаких изменений в этом плане нет.

Я бы хотел обратиться к народу Дагестана, к нашему правительству. Мы все понимаем, что у каждого из нас есть проблемы, но наш клуб "Анжи" находится на грани исчезновения, и я хотел бы призвать объединиться и приложить максимум своих, пусть небольших, возможностей для того, чтобы клуб продолжил существовать. Мы не должны забывать о том, что у нас есть академия, в которой тренируется множество мальчишек, они живут этим клубом. Если "Анжи" исчезнет, куда они пойдут, какова будет их мотивация? Этих ребят мы тоже лишаем определенных целей. Хотелось бы сохранить "Анжи" в любой лиге, пусть даже не самой высокой, чтобы поддерживать какую-то жизнь клуба до лучших времен.

 Как вы считаете, почему правительство республики отказалось помогать клубу?

— Я не знаю, от разных людей разное мнение исходит. Кто-то говорит, что власти не могут с президентом клуба договориться, другие говорят, что у Дагестана тяжелая экономическая ситуация. Я, конечно, могу с этим согласиться — она непростая, но она и по стране в целом такая. Если бы было желание как-то помочь, я думаю, можно было бы что-то придумать. Скорее всего, здесь просто нет желания не то чтобы развивать футбол, а даже сохранить его на каком-то уровне, как-то его поддерживать. По большому счету, клуб сейчас закроют, в регионе не будет футбола. Есть "Легион Динамо", который играет во второй лиге, дай бог, чтобы он еще долго играл, но мы все понимаем, что в Дагестане не скоро будет футбол такого большого уровня, очень не скоро.

 Получается, вы считаете, что у "Анжи" уже нет шансов сохранить профессиональный статус?

— Я очень надеюсь, что этот шанс есть, я буду один из первых радоваться, если клуб сохранит профессиональный статус, буду очень сильно переживать. Осталось не так много времени, в течение месяца все станет ясно. Но, находясь внутри клуба и видя ситуацию на протяжении года, я сейчас не вижу изменений в лучшую сторону.

 Какие разговоры ходят в клубе на счет будущего?

— В принципе, никаких. Все понимают, в каком состоянии он сейчас находится.

 Кадиев ранее в СМИ заявил, что клуб точно сохранит профессиональный статус.

— Я очень надеюсь на это. Президент клуба больше владеет информацией, чем я, поэтому я хочу ему верить.

 То, что "Анжи" доиграл до конца сезона,  это уже успех?

— Конечно, это несомненный успех. Было много проблем и в межсезонье, и на многие выездные матчи мы только в последний момент находили решение, как добраться. Так было на протяжении всего сезона. Изначально мы базировались в Кисловодске, но затем нас тот же отель перестал принимать из-за долгов. Был случай, когда нас даже не выпустили на поле, чтобы потренироваться. Все время мы сталкивались с какими-то бытовыми трудностями, которые ни один клуб премьер-лиги никогда не испытывал. Я считаю, что это определенное достижение, что мы доиграли чемпионат, учитывая все сложности.

 Руководство клуба говорило с вами о вашем будущем в клубе, предлагало новый контракт?

— Нет, я думаю, что сейчас это совсем неуместно: кто я такой на фоне футбольного клуба "Анжи", чтобы говорить со мной в первую очередь о моем будущем. Самая важная вещь для нас, для всей республики — наш любимый клуб "Анжи". Надо сначала с ним разобраться, дать ему второе дыхание, а потом уже идти дальше и разговаривать с футболистами и тренерским штабом о будущем — это все второстепенное.

 Где бы вы хотели продолжить тренерскую карьеру?

— На сегодняшний день нигде не хотел бы, потому что у нас есть еще две игры, которыми я хочу достойно закончить чемпионат, а потом уйти в небольшой отпуск. Это были очень тяжелые полгода, я потратил много энергии, мне нужна передышка. Уже после этого я решу свое будущее.

 Какие-либо предложения из других клубов сейчас вам поступают?

— Я бы не назвал это предложениями — это слишком громко, скорее разговоры. Их много, но я не вижу на сегодняшний день такого, чтобы сесть с кем-то более детально поговорить. Правильно начинать новые дела, когда ты завершил старые. После 26 мая буду думать о своем будущем.

 Если руководство "Анжи" все-таки предложит остаться в клубе с учетом понижения статуса, вы согласитесь?

— Для меня одна из важных составляющих — в какой лиге будет играть клуб. Мне, как тренеру, чем выше уровень, тем интереснее будет работать, соревноваться с коллегами и другими клубами.

 Значит, тренировать "Анжи" в первом или втором дивизионе вы точно не согласитесь?

— Я не знаю, как правильно ответить на этот вопрос. "Анжи" для меня близкий, родной клуб, и это действительно не пустые слова. Я начинал здесь свою карьеру как футболист, как тренер я заявил о себе в премьер-лиге снова в "Анжи". Для меня большая честь тренировать такой клуб, как "Анжи", но нужно понять, в каком формате это будет, что будет дальше, какие перспективы. Это будет иметь для меня первоочередное значение.

 Что вы хотели бы сказать болельщикам? 

— Подводя сейчас итоги сезона, я хотел бы еще раз поблагодарить наших болельщиков. Несмотря на все трудности, которые испытывал клуб, есть масса людей, которые приходили на стадион и поддерживали нас, где бы мы ни находились, мы постоянно ощущали их поддержку. Они оставляли свои семьи и приезжали на выездные матчи — это дорогого стоит. Тогда, когда мы не получали финансовой подпитки, нашей главной мотивацией были люди, которые приходили на стадион несмотря ни на что. Каждому болельщику, который хоть раз пришел за нас поболеть, мой низкий поклон. Спасибо, что они есть и поддерживают нас.

Беседовала Екатерина Пошвина

Комментарии